Інформ-агенція «Чернігівський монітор»: RSS Twitter Facebook

Інформ-агенція «Чернігівський монітор»

Четвер, 24 вересня, 15:47:07

"Після" спілкування "з міліціонерами Руслан прийшов сам не свій, а ввечері повісився ..."

18.07.2012   08:16Агенцiя

В Городнянском районе Черниговской области прокуратура возбудила уголовное дело по факту доведения до самоубийства 25-летнего сельчанина. Соседи парня утверждают, что в случившемся виновны сотрудники милиции. Не сумев пережить смерть Руслана, вслед за ним повесился его старший брат.

В селе Здряговка Городнянского района повесился 25-летний Руслан Авраменко. Парня нашли рядом с его домом – во дворе, на лестнице. Не обнаружив признаков насильственной смерти, эксперты пришли к выводу, что Руслан покончил с собой. У него в кармане была предсмертная записка, после прочтения которой односельчане заявили: в гибели парня виновны сотрудники милиции.

А спустя 16 дней совершил самоубийство 27-летний брат Руслана Владимир. Он ушел из жизни точно так же, как брат: повесился во дворе на той же самой лестнице. И тоже оставил предсмертную записку. В ней он назвал фамилию бывшего участкового инспектора милиции, которого пообещал “забрать с собой”. Чтобы выяснить, что же стало причиной самоубийства молодых людей и действительно ли к этому причастны сотрудники милиции, корреспондент “ФАКТОВ” отправилась в Черниговскую область.


“Под забором Авраменко лежали сорванные кустики конопли – те самые, что нашли в моем дворе”

Найти дом Авраменко оказалось просто – в Здряговке сейчас об этом случае только и говорят. Узнав, по какому я поводу, односельчане сразу же начали вводить в курс дела.

– Хорошо, что вы приехали! – восклицает местная жительница Анна. – Хочется, чтобы о беспределе, который здесь происходит, узнала вся страна. Руслана и Володю просто довели, это вам каждый в селе скажет. Милиционеры сначала подставили их, а потом еще и денег решили заработать. Или просто захотели повышения по службе. И использовали для этого беззащитных сирот.

– Братьев Авраменко мы знаем с самого их рождения, – рассказывает односельчанин Василий Дмитриевич. – Они росли в благополучной семье. Парни были очень работящими, всегда при деле. Еще у них есть младшая сестра Оля, она инвалид детства. Два года назад умер их отец. С тех пор все хозяйство легло на плечи ребят. И Руслан, и Володя были очень добрые, о чем ни попросишь – всегда помогут. Идут в лес за грибами – и соседям обязательно принесут. Со всеми поздороваются, справятся о здоровье. Два месяца назад у них умерла мать. Ее смерть еще больше сплотила братьев – они и раньше везде ходили вместе, а с тех пор стали вообще неразлучны. Старший Володя больше зарабатывал, а мягкий и нерешительный Руслан в основном управлялся по дому и смотрел за сестрой.

По словам соседей, все началось с того, что к ним в село приехали шестеро сотрудников милиции, проводивших операцию “Мак-2012”.

– Иными словами, проверяли, не растет ли у кого мак или конопля, – объясняет жительница села Ольга. – Пришли и ко мне. Я в тот момент была дома, муж собирался на работу. Милиционеры обошли весь двор и остановились около выросших за домом сорняков. “У вас тут растут кусты конопли, – говорят, указывая на листочки в траве. – Вы знаете, что за это штрафуют?” “Господь с вами, какая конопля?” – удивилась я. До того момента я даже толком не знала, как она выглядит. “В общем, если не хотите платить 51 гривню штрафа, сейчас же вырвите эти кустики и отдайте нам”, – заявили сотрудники милиции. Мы с мужем так и сделали.

Милиционеры забрали сорванные кусты и спросили, показывая на дом братьев Авраменко: “А эти там еще живут?” “Живут”, – кивнула я. Сотрудники милиции молча сели в машину и поехали в сторону дома Вовы и Руслана.

– Мы с соседями тоже видели милиционеров, – говорит жительница Здряговки Галина. – А минут через двадцать к нам прибежала сестра Вовы и Руслана Оля, до смерти напуганная. “Там такое… – кричала она. – Руслана милиционеры убивают!” Мы начали расспрашивать, в чем дело. “Я не знаю, – отвечала Оля. – Они сказали Руслану, что он якобы выращивает коноплю, и начали его бить. Помогите!” Мы пошли к дому Авраменко. Там действительно было много милиции. “Вам туда нельзя”, – загородил нам вход один из сотрудников. “Что с Русланом?” – спросила я, заглядывая во двор. Не было видно ни его, ни Вовы. “Это вас не касается, – отрезал милиционер. – Уходите”. Как мы ни просили, нас никто туда так и не пустил.

– Зато мы увидели, что под забором у ребят лежат сорванные кустики конопли, – добавляет Ольга, вместе с соседями прибежавшая по зову Оли Авраменко. – Те самые, которые росли у меня за домом. Но зачем их было класть под забор Авраменко, если их нашли у меня? Внимательно присмотревшись, я поняла, что это действительно та конопля, которую обнаружили в моем дворе. Даже сорняки те же. Все это выглядело очень странно.


“Дашь две тысячи гривен или мы тебя посадим. Так и сгниешь в тюрьме”

Соседи увидели Руслана только через несколько часов. Парень пришел на огород к соседке Галине. По словам Гали, на нем лица не было.

– Таким я его никогда не видела, – рассказывает женщина. – Бледный как полотно, испуганный… “Русланчик, что случилось? – спросила я. – Что у вас делала милиция?” “Они такое на меня вешают, – покачал он головой. – Сказали, что нашли у меня в огороде коноплю, и обвинили в том, что я специально ее выращиваю. Показали сорванные кусты, которые… привезли с собой. Требовали, чтобы я признался, иначе будет хуже”. Голос Руслана дрожал от волнения. Разговаривая со мной, он все время оглядывался по сторонам. “Я сказал, что ни в чем признаваться не буду, потому что это ложь, – продолжал Руслан. – Меня несколько раз ударили. Оля побежала за помощью, а меня посадили в машину и вывезли за село. Поставили на колени, начали бить по почкам, унижать и угрожать зоной. “Дашь две тысячи гривен или мы тебя посадим, – говорили. – Ты ничего не докажешь. Сейчас на тебя еще и мак повесим. Так и сгниешь в тюрьме”. Я объяснял, что у меня нет денег, но они не слушали. А потом забрали с работы Володю и заставили его подписать какие-то бумаги. Иначе, сказали, посадят нас обоих”. “Я так не могу, – повторял Руслан. – У нас нет денег, дать им нечего… Они нас уничтожат. Я лучше повешусь”.

– Я стояла неподалеку и слышала этот разговор, – говорит соседка Ольга. – Мы начали успокаивать Руслана – мол, что ты выдумываешь, какое самоубийство. Но он, казалось, нас не слышал. Монотонно качая головой, повторял: “Нет, нет, они меня уничтожат… Галя, Оля, хоть вы-то верите, что я не выращивал никакой конопли?” Конечно, мы верили. Руслана никогда даже с сигаретой не видели. Как для села, он в наше время вообще большая редкость был – не курил, не пил даже по праздникам. К тому же я на сто процентов была уверена, что коноплю им подбросили с моего двора.

В виновности братьев усомнились не только соседи, но и местные депутаты, которых милиция позвала во двор к Авраменко как понятых.

– Когда меня пригласили к ребятам во двор, я еще удивился – уж к кому, к кому, а к Вове с Русланом милиция никогда не приезжала, – рассказал “ФАКТАМ” местный депутат Александр Алексеенко. – Когда я пришел, никого из братьев там не было. Сотрудники милиции фотографировали небольшой участок, где росла картошка. “Там конопля, видите? – сказали, показывая на поле. – Посмотрите внимательнее, среди картошки”. Я посмотрел – действительно, среди картофельной ботвы проглядывали листья конопли. Но они почему-то были… увядшими. Такого я еще не видел – чтобы рос увядший куст. Не удержавшись, я осторожно к нему прикоснулся, и он… оказался у меня в руке! То есть коноплю, которую, очевидно, где-то сорвали до этого, просто воткнули в землю. Причем даже не потрудились зарыть поглубже. Я сказал об этом милиционерам. Но они ответили, что я “ничего не понимаю” и могу идти.

– Я сразу сказал – их подставили, – говорит второй депутат Иван Артюшенко. – Мы уже были готовы защищать ребят всем селом. К нам присоединилась председатель сельсовета. Хотели писать в милицию коллективное обращение. Но… не успели.

– Чтобы немного успокоить Руслана, мы попросили его помочь по хозяйству, – вспоминает соседка Ольга. – Он сходил и пригнал корову, вроде бы даже повеселел. Еще немного побеседовав с нами, пошел в дом. Тем временем его сестра Оля гуляла с моей десятилетней дочкой. Набегавшись во дворе, они зашли в дом к Авраменко попить воды. А через минуту дочка примчалась ко мне с криком: “Мама! Мама! Там Руслан… на лестнице”. Прибежав во двор, мы с соседями обомлели – Руслан висел на большой лестнице за домом и уже не подавал признаков жизни. У него в кармане мы нашли записку: “Оля и Вова, простите меня. Пусть эти козлы сдохнут”.


“Когда еще были живы родители братьев, участковый частенько к ним заходил. А потом резко перестал у них показываться”

Уже на следующий день о случившемся знал едва ли не весь Городнянский район. Возмущенные селяне начали писать жалобы в прокуратуру, обратились за помощью к местным журналистам: “Сотрудники милиции довели парня до самоубийства! Почему молчит прокуратура?” В милиции причастность правоохранителей к самоубийству парня категорически отрицали. На сайте Черниговской областной милиции даже появилось официальное опровержение.

“В тот день в селе Здряговка, отрабатывая территорию, сотрудники милиции обнаружили около дома Владимира Авраменко 30 растений, похожих на коноплю, – говорится в сообщении. – Они были среди картошки. Растения сорвали в присутствии хозяина и понятых и отправили на экспертизу. Объяснения по этому поводу хозяин давал добровольно.

Зафиксировав все надлежащим образом, сотрудники милиции уехали. При этом ни хозяина участка, ни кого-либо другого они не задерживали. А в тот же день, около 17.40, поступило сообщение о том, что 25-летний брат мужчины, на участке которого обнаружили коноплю, повесился. К его поступку сотрудники милиции не имеют ни малейшего отношения. Просто, когда на их участке находились милиционеры, погибший молодой человек какое-то время тоже там присутствовал и общался с правоохранителями. Это и дало односельчанам основания утверждать, что милиционеры якобы имеют отношение к его смерти. Сотрудники милиции собирались привлечь братьев к административной ответственности, о чем их и предупредили. Об уголовной ответственности не было и речи”.

По словам начальника пресс-службы Черниговской областной милиции Сергея Брыля, в крови Руслана Авраменко обнаружили алкоголь – 2,7 промилле.

Пока в случившемся разбиралась прокуратура, односельчане продолжали бить во все колокола. Володю и Олю Авраменко соседка Ольга на время приютила у себя.

– Они просто не могли находиться в своем доме, – говорит женщина. – Оля при виде той злополучной лестницы начинала плакать, а Володя все время повторял: “Я не смогу без Руслана. Он был для меня всем”. Я всячески старалась отвлечь его от грустных мыслей, везде брала с собой. За какие-то сутки Вова изменился до неузнаваемости – из бойкого решительного парня он превратился в угрюмого, почерневшего от горя человека. Казалось, постарел лет на десять. Только спустя две недели смог выйти на работу и начал общаться с односельчанами. Сказал, что хочет вернуться в дом. “Ты уверен? – спросила я. – Сможешь там находиться?” “Думаю, да, – кивнул Вова. – Будем с Олькой постепенно привыкать. Теперь я стану о ней заботиться”. Следующие три дня я к ним приходила, готовила обеды. Вова, как мне показалось, даже немного воспрянул духом. Вернувшись однажды с работы, сходил в лес, нарвал ведро черники.

– Нам тоже принес баночку, – вспоминает соседка Галина. – Взял у меня немного молока и пошел домой. Уложив детей спать, я начала возиться по хозяйству. Как вдруг прибежал сосед Юра. “Галь, давай звонить Васильевне (председателю сельсовета. – Авт.), – закричал он. – Там Вова повесился!” “С ума сошел? – не поверила я. – Да ну тебя с твоими шутками”. “Разве бывают такие шутки? – нахмурился Юра. – Иди к ним и посмотри!”

Владимира Авраменко действительно обнаружили на той же самой лестнице, где и брата. Ему уже ничем нельзя было помочь – когда соседи прибежали на место происшествия, парень начал синеть. Его предсмертную записку нашли в дверях.

– Я нашел, – немного охрипшим голосом уточняет Юрий. – “Оля, прости, – написал Вова. – Жить без брата не могу. Участкового Хлопочева (фамилия изменена. – Авт.) заберу с собой… (дальше был нарисован крест). Мою зарплату пустите на похороны”. Я хоть и взрослый человек, а до сих пор страшновато туда заходить. Злополучную лестницу мы сбросили на землю. Около нее так и остались Володины шлепанцы…

– Сотрудник милиции по фамилии Хлопочев – наш бывший участковый, – объясняет соседка Ольга. – Уже несколько лет он не отвечает за наш район, просто работает в райотделе милиции. В тот день Хлопочев приехал в рамках операции “Мак-2012”. И почему-то сразу спросил о братьях Авраменко. Не знаю, зачем ему понадобилось их подставлять. Ни у Руслана, ни у Вовы никогда не было проблем с законом.

– Когда еще были живы их родители, Хлопочев частенько к ним заходил, – вспоминает Галина. – По-моему, они даже дружили. А потом резко перестал у них показываться. Уж не знаю, что там случилось. Сестра Оля, как мы уже говорили, – инвалид детства, она с большим трудом выражает свои мысли. Поэтому толком объяснить что-то не в состоянии.

– Возможно, и не было никакого конфликта, – качает головой Ольга. – Милиционеры, наверно, просто хотели отработать план и получить новые погоны. Вот и отыгрались на двух сиротах, которых некому защитить. Мы сейчас жалуемся во все инстанции, каждый день звоним в прокуратуру. Понятно, что сотрудники милиции, которые угрожали Руслану, не предполагали, что все так закончится. Другие на месте Руслана стали бы искать деньги или пошли бы в прокуратуру. Но он не из таких. Руслана запугали, деньги ему взять было негде. Вот он и решил, что лучше не жить.

Смерть второго брата Авраменко в милиции комментируют очень осторожно – говорят, что причин могло быть несколько.

– Не исключено, что он покончил с собой из-за давления коллекторов, – сказали “ФАКТАМ” в пресс-службе областной милиции. – Как стало известно, у Владимира были долги. Вторая версия – тоска по брату. Сейчас по этому случаю идет проверка.

На днях Городнянская районная прокуратура возбудила уголовное дело по факту доведения погибшего Руслана Авраменко до самоубийства.

– Проведя проверку, мы пришли к выводу, что основания для возбуждения уголовного дела есть, – прокомментировал ситуацию пресс-секретарь прокурора Черниговской области Валерий Литовченко. – Но посвятить вас в детали пока не могу – тайна следствия.

http://fakty.ua/150764-posle-obcsheniya-s-milicionerami-ruslan-prishel-sam-ne-svoj-a-vecherom-povesilsya-foto

Останні новини Чернігівщини

Дошкілля Чернігівщини. ДОВІДКА

Дошкілля Чернігівщини. ДОВІДКА 14:49

Дошкільна освіта Чернігівщини – це 223 дитячі садочки, 146 ясел-садків та63 інші заклади майже на 27 тис. місць,в яких на кінець 2019 року виховувалися 29 тис. маленьких мешканців області (дівчаток на 5% менше, ніж хлопчиків). Ще 485 дітей охоплено соціально-педагогічним патронатом.

Підсумки цьогорічного купального сезону в Чернігові

Підсумки цьогорічного купального сезону в Чернігові 14:44

Офіційний купальний сезон цього року в Чернігові розпочався, відповідно до розпорядження міського голови від 25.05.20 №71-р «Про підготовку та відкриття купального сезону 2020 року», з 15 червня і тривав до 15 вересня.

ОПОРА фіксує матеріали з ознаками чорного піару на Чернігівщині

ОПОРА фіксує матеріали з ознаками чорного піару на Чернігівщині 14:34

З моменту офіційного старту виборчої кампанії на Чернігівщині спостерігачі ОПОРИ зафіксували друковані інформаційні матеріали, дописи та ілюстрації онлайн з ознаками «чорного піару».

Затримання контрабандних цигарок на кордоні.  Ні заробітку, ні авто…

Затримання контрабандних цигарок на кордоні. Ні заробітку, ні авто… 13:54

Вчора, 23 вересня, наш 40-річний співвітчизник, прямуючи на в’їзд в Україну легковим автомобілем «Фольксваген», у міжнародному автомобільному пункті пропуску «Сеньківка», намагався провезти в схованці контрабандне куриво – білоруські цигарки «GOLD NZ» без акцизних марок.

На Чернігівщині відкрили четверту новозбудовану амбулаторію - у селі Бахмач

На Чернігівщині відкрили четверту новозбудовану амбулаторію - у селі Бахмач 13:11

23 вересня 2020 року амбулаторія загальної практики сімейної медицини урочисто під звуки маршів у виконанні духового оркестру філармонійного центру на чолі з заслуженим діячем мистецтв України Анатолієм Ткачуком відкрилася у селі Бахмач Бахмацького району.